Плющенко приходит в себя после сложной операции

http://news.mail.ru - Добавил student в категорию Хирургия





Олимпийский чемпион, прооперированный на прошлой неделе в элитной немецкой клинике St. Wolfgang, теперь вынужден передвигаться на костылях.



Фигуристу, который своим талантом завораживает миллионы зрителей, сейчас с трудом дается каждое движение.



Женя испытывает дикую боль в правом колене (ему удалили мениск), но переносит ее с улыбкой и даже пытается шутить:



– Я еще станцую на своей свадьбе!



А она может быть не за горами. Как известно, в жизни Плющенко, который разводится с женой Марией Ермак, уже появилась любимая девушка. И отношения с ней, как говорят в окружении фигуриста, очень и очень серьезные.



Операция



Переносить боль и неудобства, связанные с временной необходимостью ходить на костылях, Плющенко помогает самый близкий человек – мама Татьяна Васильевна. Любящая и заботливая женщина делает все, чтобы сыну было комфортно. Но без слез смотреть на то, как ее жизнерадостный Женя мучается от боли, мама не может. Ее голос постоянно срывается, когда она в деталях рассказывает об операции сына и показывает нам удаленный мениск.



– Надо будет его с собой взять, папе показать, – решила Татьяна Васильевна.



Хотя врачи и персонал отеля при клинике, где остановился фигурист, окружают заботой знаменитого пациента, без поддержки фигуристу было просто не обойтись.



– Вообще, операцию Жене надо было сделать еще месяц назад, – рассказывает «Твоему ДНЮ» мама Плющенко, – потому что первого августа он должен был уже приступить к тренировкам. Но из-за поездки в Гватемалу операцию пришлось отложить. И теперь Женя сможет начать тренироваться не раньше середины августа.



– Доктор, который оперировал Женю, – очень авторитетный специалист, в этой клинике он принимает только по четвергам, поэтому как только мы договорились – сразу же сюда прилетели. И слава богу, что мы не затянули, потому что из-за многолетних тяжелых нагрузок мениск на правом колене изменил форму и начал гноиться, а это ведь очень опасно!



– Я вообще очень переживала за сына, волновалась, сможет ли он кататься. Потому что несколько лет назад, когда сыну делали сложную операцию — удаляли паховые кольца — многие уже ставили на Жене крест. Но в этот раз врач заверил меня, что все будет хорошо и Женя будет кататься.



Сам фигурист, конечно, был не так напуган, как его мама, но некоторые опасения у него все же были.



– Пока меня готовили к операции, я наблюдал, как «режут» парня в соседней палате, и ощущения, надо сказать, были неприятными, – вспоминает Женя. – Я не очень боялся ложиться под нож, больше беспокоился за реабилитационный период.



– Когда Женю увезли, я места себе не находила, – продолжает Татьяна Васильевна. – И повторяла ему все время: «Только не бойся, сынок». Когда началась операция, я сидела у двери, но потом не выдержала и вернулась в наш гостиничный номер. Когда через сорок минут ко мне пришел доктор, у меня уже сдали нервы и я чуть не рыдала. Но врач успокоил меня и показал удаленный мениск. Я потом сыну говорила: «Женя, так тебе ж полноги отрезали». Я-то думала, что ему совсем крохотный кусочек удалят.



Отдых



Плющенко долго отходил от наркоза.



– Я разговаривал по телефону через несколько часов после операции, а на следующий день совершенно ничего не помнил и спрашивал у мамы, с кем я говорил, – улыбается фигурист. – Честно говоря, в первый день мне было очень больно. Но мне постоянно давали обезболивающие лекарства и весь живот обкололи. Вообще, здесь потрясающе относятся к пациентам. Ты понимаешь, что ты в надежных руках, о тебе не забывают ни на минуту.



Мне сразу же подобрали костыли, а на второй день я уже приступил к процедурам. Врачи помогают мне разминать ногу, показывают, какие надо делать упражнения.



Возвращение



Пока Женя не вставал с кровати, Татьяна Васильевна буквально с ложечки кормила любимого сына. А как только фигурист сделал первые шаги, он засобирался домой, в Питер. И это при том, что врачи убеждали Плющенко провести в клинике еще минимум неделю. Но они не понимали, что уговаривать Женю изменить решение бесполезно. И через два дня после операции он уже летел в Санкт-Петербург.



– Дома мне будет лучше, – считает Женя. – Через три дня мне снимут швы, я так же буду ходить на процедуры. А через неделю, даст бог, смогу ходить без костылей. А потом планирую разминать ногу, катаясь у себя за городом на роликах и на велосипеде.



– В этом весь мой сын, совсем не бережет себя, – расстраивается Татьяна Васильевна. – Как я уговаривала его остаться здесь еще на несколько дней, боялась, как он перенесет перелет, что может что-нибудь случиться. А он ни в какую. Вот и сейчас говорю Жене, чтобы за этот месяц, что он будет восстанавливаться, обязательно съездил отдохнуть. Ведь он не отдыхал два года. Но пока сын не соглашается.



Статья из номера 260

от 17 июля 2007



Автор: Ольга Алексеева

Фото: Марат Сайченко

Listis
LentaInform
MarketGid

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь