Как застраховаться от ошибок врачей

http://health.rambler.ru - Добавил student в категорию Разное

История Сонечки Куливец всколыхнула всю страну. Что будет с девочкой? Кто возместит расходы на ее дальнейшее лечение? В большинстве западных стран на этот вопрос был бы дан четкий ответ: страховка. О введении обязательного страхования ответственности врачей заговорили и у нас. "Известия" попытались разобраться в его плюсах и минусах.



3 января 2007 года. Двухмесячной Соне Куливец в Краснодарской детской краевой больнице ампутировали правую руку вместе с плечевым суставом.



Хроника трагедии: 31 декабря 2006 года: у Сони поднимается температура. Диагноз, поставленный в Абинской райбольнице: коклюш. Ночь с 31 декабря на 1 января: девочку на "скорой" перевозят в Краевую детскую инфекционную больницу. 1 января, 2 часа ночи: Соня Куливец поступает в отделение. Ей ставят капельницу. 1 января, 6 утра: катетер на руке перестает действовать. Его переставляют на правую руку. 1 января, день: рука начинает синеть. Причина - игла проткнула артерию, в результате чего образовался тромб. 3 января: Соню переводят в Краснодарскую детскую краевую больницу, где ампутируют правую руку вместе с плечевым суставом.



12 января 2007 года. 23-летняя Татьяна Хрячкова умерла после операции кесарева сечения в районной больнице алтайского города Камень-на-Оби. Ребенок тоже погиб. Предварительная причина - ошибка анестезиолога.



Хроника трагедии: 9 января 2007 года: Татьяна Хрячкова поступает в районную больницу города Камень-на-Оби. Ей в срочном порядке начинают делать кесарево - роды начались слишком рано, на 30-й неделе. Ребенка извлекают уже без признаков жизни, Татьяна впадает в кому. 13 января: Татьяна Хрячкова умирает. По неофициальным данным, причиной смерти роженицы и ее ребенка стала ошибка анестезиолога, неправильно рассчитавшего дозу наркоза. В ходе операции сердце женщины остановилось, в результате чего головной мозг и неродившийся ребенок лишились кислорода. Врачи заметили это слишком поздно, когда исправить положение уже было невозможно.



24 января: по факту гибели Татьяны Хрячковой возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ ("Причинение смерти по неосторожности"). 5 февраля: врачи Каменской районной больницы, делавшие кесарево сечение Татьяне Хрячковой, вызваны "на ковер" в Главное управление Алтайского края по здравоохранению и фармацевтической деятельности. Как рассказал "Известиям" следователь Каменской межрайонной прокуратуры Николай Жданов, который ведет уголовное дело по поводу гибели Татьяны Хрячковой, родственники женщины не обращались с заявлением в прокуратуру. Врачи тоже не спешили ставить милиционеров в известность. Только когда по городку поползли слухи, прокуратура провела проверку и возбудила уголовное дело.



У врачей и медсестер, причастных к этим трагедиям, не было страховки перед третьими лицами. Родственникам и Татьяны Хрячковой, и Сонечки Куливец придется потратить немало времени, чтобы получить хоть какую-то компенсацию.



Полина Орлова

10% заработка - на оплату риска

В разговоре с корреспондентом "Известий" Сергей Насонов, главный врач Центральной районной больницы города Камень-на-Оби, где умерла Татьяна Хрячкова, возмущался:



- Врач у нас совершенно не защищен. У него есть только обязанности. Он всегда только должен, должен, должен.



На это можно ответить, что в Европе или Америке иски бывших пациентов нередко переваливают за миллион долларов. Но ни один даже самый раскрученный пластический хирург не мог бы позволить себе подобное разбирательство, если бы в свое время не обзавелся полисом страхования профессиональной ответственности, который перекладывает тяжесть выплат на плечи страховой компании. Более того, за рубежом для представителей таких профессий, как врач или юрист, зачастую выход на рынок без полиса просто закрыт.

Не по стандарту

В России уже много лет то затихают, то возобновляются разговоры о введении обязательного страхования профессиональной ответственности врачей. Даже при беглом взгляде на проблему становится понятно, насколько сложно осуществить у нас подобную идею. Во-первых, в России нет жестких стандартов лечения тех или иных заболеваний. Учитывая повсеместную солидарность медицинских работников, доказать факт "профессиональной ошибки" становится очень сложно. Во-вторых, где взять лечебным учреждениям деньги для приобретения страховки врачебной ответственности? Из бюджета? Но тот же Сергей Насонов справедливо негодует на нищенское финансирование его больницы: в соответствии со сметой расходов Каменская ЦРБ должна получать около 70 млн рублей в год, утверждается же только 47 млн. Можно не сомневаться, что даже несбыточная смета в 70 млн не включала никакой страховки ответственности. Как сообщили в алтайском филиале ООО "НСГ "Росэнерго", крупнейшей страховой компании в регионе, на сегодняшний день у них не заключен ни один договор страхования ответственности врача.

Страховка для врача дешевле, чем КАСКО

Пока обязательное страхование ответственности врачей буксует, добровольное потихоньку существует на обочине рынке страховых услуг. По оценкам заместителя начальника отдела страхования финансовых и профессиональных рисков ОСАО "Ингосстрах" Дмитрия Мелехина, количество застрахованных клиник не превышает 3% общего числа медицинских учреждений.



- По статистике, чаще всего страхуются клиники, а не частнопрактикующие врачи, хотя последние тоже иногда прибегают к страхованию ответственности, - рассказывает Дмитрий Мелехин. - Среди наших клиентов есть как частные клиники (например, Международный медицинский центр "УРО-ПРО"), так и государственные (к примеру, поликлиника Минэкономразвития России, Стоматологический научный центр).



И все же врачи обращаются в страховые компании чаще, чем риэлторы или охранники. "Ингосстрах" заключает около 50-60 договоров в год, клиентами по большей части становятся пластические хирурги, стоматологи и гинекологи, офтальмологи, педиатры и общие хирурги. Средняя сумма договора страхования профессиональной ответственности врача колеблется от 3 до 5 млн рублей. Ежегодная премия, выплачиваемая клиникой-страхователем, по словам Дмитрия Мелехина, исчисляется исходя из нескольких факторов - это профиль клиники, количество персонала и обслуженных пациентов за год, наличие в прошлом претензий. Размер страхового взноса варьирует от 0,8 до 2,5% суммы договора. Получается, что застраховать свою профессиональную ответственность врачу дешевле, чем, к примеру, приобрести автостраховку КАСКО.

Соню Куливец будут протезировать в Германии

Люди из разных регионов страны перечисляют средства на счет семьи Куливец. Эти средства родители девочки, потерявшей руку по вине врачей, готовятся потратить на лечение за границей.



- Соня сейчас уже дома, - сообщил "Известиям" отец девочки Виктор Куливец. - Она ведет себя как обычный ребенок, если не считать, что у нее нет одной ручки. Если не считать еще, что теперь каждый месяц у крошки будут брать кровь на анализ, обрекая на новые страдания. О том, что все не совсем обычно, можно судить и по регулярным визитам в наш дом медсестры. Такое бы внимание да в инфекционной поликлинике, где дочку искалечили...



Родители Сони сейчас готовятся везти девочку на обследование в Москву. А затем - в клинику Германии, где предстоит сложная операция с вживлением протеза, отдельные конструкции которого впоследствии по мере взросления будут заменяться на новые. По подсчетам Виктора Куливца, расходы на операцию за границей и протезирование составят в ближайшие 15 лет 100 тысяч долларов.



- На первую операцию мы деньги уже собрали, - сказал Виктор. - Спасибо всем, кто откликнулся на нашу беду. Мы с женой Наташей и старшей дочкой Викой очень тронуты вниманием простых людей.



В департаменте здравоохранения Краснодарского края, в свою очередь, утверждают, что тоже помогут семье Куливец в реабилитации ребенка. И одновременно обещают навести порядок в детской инфекционной больнице, где произошла трагедия.



- Прокуратура продолжает расследование этого вопиющего случая, - заявил "Известиям" директор департамента Сергей Алексеенко. - Параллельно и мы по своей линии делаем выводы, чтобы исключить подобное впредь.



Николай Гритчин

На стоимость услуг введение "медицинского ОСАГО" не повлияет

Страхование врачебной ответственности - услуга на российском рынке не новая, но не слишком востребованная. О том, кто покупает такой вид страховки, нужна ли она вообще и к чему может привести обязательное страхование врачей, в интервью обозревателю "Известий" Елене Лория рассказала директор центра страхования ответственности страховой компании "РОСНО" Галина Гуляева.



вопрос: Страхует ли ваша компания ответственность врачей перед пациентами и популярен ли такой вид страхования?



ответ: Такой вид страхования у нас существует уже лет семь. Не могу сказать, что очень много застрахованных. Но все же этот вид страховки покупают. По нашим оценкам, около 5% лечебных учреждений в России имеют такие полисы. В основном, конечно, это частные клиники - стоматологические, гинекологические, клиники пластической хирургии. Бывает, что страхуются и государственные больницы и поликлиники. В таком случае, как правило, страхуют всех врачей и медсестер, работающих в медучреждении.



в: Кто оценивает сумму ущерба, когда наступает страховой случай?



о: Иногда мы привлекаем наших врачей. Но чаще все же мы прибегаем к услугам независимых экспертов. В любом случае, принимается во внимание заключение комиссии. Бывает, что приходится проводить судмедэкспертизу или решать все в суде.



в: Какова самая крупная выплата в вашей компании по этому виду страхования?



о: У нас сейчас есть такой страховой случай - с государственного медучреждения пациент требует 40 тысяч долларов. Медучреждение, естественно, не согласно. Идет разбирательство. Но если решение будет принято в пользу пациента, то мы выплатим 40 тысяч долларов. На сегодняшний день это самая крупная выплата.



в: А что случилось с пациентом?



о: Подробностей я не могу вам рассказать. Но человека лечили, после лечения наступило ухудшение. Он требует оплатить затраты на лечение в другой больнице, а также возместить потерю заработка.



в: Если страхование ответственности врачей и медучреждений перед пациентами станет обязательным, к чему это приведет?



о: В первую очередь - к снижению тарифов на этот вид страховки. Не думаю, что обязательное страхование повлияет на стоимость медуслуг. В любом случае такая страховка вряд ли составляет более 1% стоимости оказываемых медуслуг.



в: А нужна такая страховка?



о: Конечно. Это определенная гарантия для пациентов. Хотя неплохо и для самих больниц. Ведь очень часто у лечебных учреждений нет лишних денег на покрытие ущерба, причиненного пациентам. Получается, такая страховка защищает интересы и пациентов, и врачей. Кстати, в других странах в страховое покрытие включаются судебные расходы и проведение экспертизы.



в: Кто покупает такую страховку? Больницы, которым уже пришлось столкнуться с исками от пациентов, или просто дальновидные руководители медучреждений?



о: Мотивы разные. Бывает, что это некий маркетинговый ход, его используют небольшие частные клиники. Таким образом, они дают своим клиентам дополнительную гарантию. Ну и, конечно, те, кто часто сталкивается с подобными претензиями. В первую очередь это касается стоматологии. А вообще наиболее рискованные специальности - гинекологи, хирурги, особенно пластические, педиатры и стоматологи.



Елена Лория



Нужен ли полис эскулапу?

ПРО



Лео Бокерия, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева



Страховать врачей, конечно, нужно. Сейчас появляется все больше жалоб, не связанных с тем, что врач непрофессионально оказал помощь. Жалобы из-за того, что не госпитализировали экстренного больного, а у больного не было квоты. Или претензии из-за того, что у врача не было лекарств. Обычные дела, поэтому весь мир работает на паритетных началах: спор разрешает сторона, которая владеет ситуацией. Конечно, нужно страховать врача. В нашем центре мы страхуем ограниченное количество хирургов, которые делают операции. Но я не застрахован: мое положение таково, что все равно придется отвечать. Я не могу сказать уверенно о случае с двухмесячной девочкой в Краснодарском крае, потому что не знаю всех обстоятельств. Но поскольку имеют место такие тяжелые исходы, конечно, в деле должен разобраться суд.



Да, с введением страхования врачей медуслуги могут подорожать. Но либо мы имеем высококлассную медицину, либо живем на уровне разночинцев XIX века. Не бывает, чтобы все валилось с неба. У нас есть перечень оборудования на операцию с искусственным кровообращением - это больше трех тысяч долларов, но мы даже половину этих денег не используем. Понятно, к чему это приводит. До последнего времени нам и на операцию, и на диагностику до, и на лечение после давали четыре тысячи долларов. О чем вообще можно говорить, если во всем мире операция аортокоронарного шунтирования стоит 50 тысяч долларов, а у нас - четыре тысячи?



КОНТРА



Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов



Заявления Минздрава и Минфина о необходимости введения страхования ответственности врача меня беспокоят больше, чем радуют. Ввести страхование ответственности врача - это бросить фитиль в пороховую бочку. Сейчас в суды идут герои, они идут из принципа. Если перевести это в денежный интерес, пойдет неуправляемая борьба за деньги и резко вырастет цена медуслуг. В США размах исков достиг такого уровня, что страховые компании не хотят страховать ответственность врачей, а без страховки врач не может получить лицензию, получается заколдованный круг. Рискуют все, почти каждая американская акушерка дважды за свою карьеру попадает в суды. Для страховой компании в этом нет выгоды. В России врач никогда не был субъектом гражданского права. Он всегда был частью системы, которая учила и защищала его. Если мы врача объявляем ответчиком, то ломаем всю систему. О чем застрахованный врач будет думать на консилиуме: как бы не попасть под суд? Единственный выход - страховать медицинскую организацию. Нам незачем копировать европейскую модель со всеми ее издержками. В России могли бы существовать эффективные досудебные механизмы разрешения споров: третейские суды, конфликтные комиссии. Но этого нет. А если бы и было, все равно больница не могла бы заплатить, потому что в бюджете нет такой строки.



Могла бы существовать здравоохранительная прокуратура. Кстати, в парламентах Норвегии и Грузии есть уполномоченный по правам пациента. Полтора года назад мы предложили ввести должность полномочного представителя президента по правам пациента в России. Но ответ из аппарата президента так и не пришел.

MarketGid
LentaInform
Listis

Читайте также

Добавить комментарий

Войдите, чтобы комментировать или зарегистрируйтесь здесь